Навальный все-таки раскачал лодку. Массовые замены губернаторов стабильности стране тоже не добавляют

Алексей Горбачев, политический обозреватель «Независимой газеты»

В России продолжает расти протестная активность и падать качество государственного управления. Это следует из индекса социально-экономической и политической напряженности, опубликованного в среду Комитетом гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина.

Рост протеста, судя по всему, во многом обеспечили антикоррупционные акции Алексея Навального. А перестановки на верхних уровнях власти субъектов РФ, по оценке экспертов КГИ, довели некоторые региональные элиты до состояния «полупаралича».

Протестная активность в регионах заметно выросла в первой половине 2017 года. По используемой в мониторинге КГИ шкале это 907 баллов по сравнению с 733 в первом полугодии 2016-го. Авторы доклада КГИ подчеркивают, что прирост достигнут прежде всего за счет акций против коррупции и действий правоохранительных органов (с 40 до 188 баллов) и по проблемам жилья и коммунальных услуг (с 40 до 88 баллов).

Антикоррупционную повестку с начала этого года задает, как известно, Алексей Навальный. И эксперты обратили внимание, что организованные его командой акции переломили тенденцию по сокращению числа политических протестов, наблюдавшуюся с 2014 года.

География протестов, согласно исследованию КГИ, сейчас выглядит так: высокий уровень отмечается в сибирских и дальневосточных регионах, а в европейской части России – на Северо-Западе. В списке территорий повышенной напряженности много крупных развитых регионов с сильными городскими центрами, говорится в докладе. Это Москва, Ростовская, Самарская, Челябинская области – в западной части страны, Алтайский край, Кемеровская и Омская области – в восточной.

Продолжается и «сглаживание» разницы между большими и малыми субъектами РФ, заметили эксперты: «И ранее считавшиеся «тихими» небольшие территории – такие как Чувашия, Кировская, Курганская области – теперь тоже попадают в число регионов с повышенной протестной активностью».

В КГИ подчеркивают, что хуже всего обстановка по традиции там, где политическое и экономическое недовольство населения сочетается с неспособностью власти реагировать на него. Особенно в крупных городах со сложно устроенными и конкурентными элитами. С учетом долговременных трендов роста протестной активности низкое качество политических институтов и невозможность граждан влиять на власть может вести к вытеснению недовольства граждан на улицу, отмечается в докладе КГИ: «Этот тренд можно наблюдать в росте численности и расширении географии протестных акций молодежи в марте–июне 2017 года».

Первые шесть месяцев этого года дали уже 12 регионов, где сочетаются сразу два фактора риска – нестабильная политическая ситуация и рост протестов. Это Дагестан, Чувашия, Алтайский край, Кемеровская, Кировская, Курганская, Омская, Ростовская, Самарская, Тверская и Челябинская области, а также Москва. Год назад таких регионов было только четыре.

Оценка политических институтов в большинстве регионов остается стабильно низкой. Эксперты КГИ наблюдают ухудшение этой характеристики с самого начала мониторинга (с 2015 года). При этом наиболее заметное снижение было отмечено во втором полугодии 2016-го – по результатам федеральных и региональных выборов.

Административная устойчивость ухудшилась в Адыгее, Кабардино-Балкарии, Марий Эл, Татарстане, Удмуртии, Чувашии, Якутии, Краснодарском крае, Пермском крае, Калужской и Новгородской областях. Это происходит или из-за смены главы субъекта РФ, или в связи с любыми существенными перестановками в высших эшелонах местной власти, отметили эксперты.

В этом контексте крайне нестабильной остается Ингушетия с непрекращающейся в ней кадровой чехардой в правительстве, следует из исследования КГИ. Сохраняется кадровая нестабильность в Забайкальском, Камчатском и Приморском краях, Калининградской, Кемеровской, Кировской, Мурманской, Саратовской и Ярославской областях, в Ненецком АО и в Севастополе.

Эксперты КГИ подчеркивают, что в большинстве регионов низкое качество политических институтов не столь заметно в силу низкой конфликтности, что связано с отсутствием в регионе значимых элитных групп, способных конкурировать с губернатором. Яркий пример – Кемеровская область, где негативные социально-экономические тенденции и крайне низкое качество институтов публичной власти компенсировались длительное время исключительно высоким уровнем административно-бюрократической консолидации и авторитета губернатора.

В КГИ также отметили, что 2017-й стал годом радикального вмешательства федеральной власти в дела губернаторского корпуса: «С января по октябрь сменилось 19 глав регионов – почти каждый четвертый. Много говорилось об омоложении, оно действительно произошло, но не радикальное: если средний возраст ушедших был 57 лет, то новоназначенных – 48. Гораздо более существенно, чем возраст, уменьшилась укорененность губернатора в регионе, его связь с местными элитами».

Линия на репрессии против региональных элит продолжается, отметили эксперты КГИ. «Наиболее заметны они в Калмыкии, Марий Эл, Удмуртии, Хакасии, Пермском и Приморском краях, Владимирской, Ивановской, Кемеровской, Мурманской областях. За девять месяцев 2017-го арестованы два руководителя региона, восемь вице-губернаторов или зампредов правительства, один мэр региональной столицы. «Общая численность такого рода верхушки региональной элиты в стране – всего 800–900 человек, получается, что 2% из них сейчас попадают в жернова ежегодно – или каждый 50-й. Случайный во многом характер выбора жертв репрессий усиливает их морально-психологическое воздействие на региональную элиту, доведенную до состояния полупаралича», – говорится в докладе.

В целом, подытожили эксперты, действия федерального Центра в отношении регионов можно описать как нацеленные скорее на краткосрочную перспективу и реактивные по своей природе попытки обеспечения большего контроля в преддверии выборов 2018 года – иногда более успешные, иногда – менее. Однако в существенно меньшей степени эти действия ориентированы на обеспечение развития после президентских выборов.

Новоназначенные губернаторы скорее всего просидят недолго, считают в КГИ. Ведь и многие нынешние отставники были избраны не ранее 2014 года – и вряд ли они реально не справлялись с поставленными задачами.

Такая же судьба ждет и назначенцев-2017, считает один из авторов доклада, политолог Александр Кынев. «С высокой долей вероятности конфликты воспроизведутся. Перестановки имели лишь имиджевую составляющую, создали ситуацию массовых позитивных ожиданий», – заметил он. В ряде регионов уже понизилась управляемость, а где-то, как в Коми после ареста экс-губернатора Вячеслава Гайзера, «полностью разрушена и электоральная машина, обеспечивавшая результаты власти».

«Ситуация неизбежно выйдет на поверхность после президентских выборов – до этого момента запаса прочности назначенцев хватит», – полагает соавтор исследования, политолог Николай Петров. Он обратил внимание, что отставки и аресты губернаторов являются не наказанием самых плохих, все зависит от степени прочности взаимоотношений с Москвой и что региональные элиты действительно расценивают происходящее как репрессии.

Эксперт КГИ Алексей Титков, подтвердил, что существенное влияние на рейтинг оказали акции Навального. Но не только они – несмотря на некоторое улучшение экономических показателей растут и социальные протесты.

http://www.ng.ru/politics/2017-10-31/100_7107_navalny.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com